warning: cal_days_in_month(): invalid date. in /home/m/mgtata/public_html/sites/all/modules/archive/archive.module on line 106.


Их жизненное кредо – служение людям

№ 1 от 10 января 2020 года


Историю социальной работы в Татарии лучше всего можно передать через истории людей, руководивших органами социального обеспечения в разные периоды времени. Ведь во многом благодаря своим незаурядным человеческим качествам они смогли многого достичь в деле помощи нуждающимся.

Заседание коллегии наркомата социального обеспечения ТАССР. 1923 год.
Сразу после Великой Октябрьской Социалистической революции был создан Казанский губернский комиссариат общественного призрения. Позже, на основании постановления Совнаркома Рабоче-крестьянской республики от 4 апреля 1918 года его преобразовали в Комиссариат государственного обеспечения Казанской Рабоче-крестьянской республики, его возглавил Александр Григорьевич Гинцбург. Декретом ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 27 мая 1920 года, когда образовалась Татарская Автономная Советская Социалистическая республика, был учрежден Наркомат социального обеспечения ТАССР. Он предназначался для обслуживания инвалидов гражданской и империалистической войн, красногвардейцев и красных партизан, организации и руководства работой крестьянских комитетов взаимопомощи. Первым народным комиссаром был утвержден Вали Исхакович Исхаков.
Вали Исхаков
Он – уроженец деревни Нижние Метески Арского района, с малых лет батрачил у богатых людей, но проявлял интерес к знаниям, серьезно занимался самообразованием. До назначения комиссаром работал председателем Арского кантонного исполнительного комитета. Он уже имел опыт в этой области – будучи членом Казанского военного гарнизона, в 1919-20 годах являлся ответственным инструктором городского отдела социального обеспечения. Народный комиссар энергично стал подбирать кадры в новые учреждения.
В 1921 году все Поволжье охватил голод, вызванный невиданной засухой. В этих условиях встала задача спасти людей от голодной смерти. Помощь оказывалась преимущественно в натуральном виде – предоставлением продовольственных пайков, выдачей одежды, обуви и хозяйственных принадлежностей. Нельзя без волнения читать архивные сведения о борьбе с голодом, которую вел Наркомсобес. Его сотрудники во главе с Исхаковым работали круглосуточно.
В Казани были организованы общежития для голодающих крестьян, приезжавших из кантонов, приемник для голодающих на триста пятьдесят человек, работала целая сеть питательных пунктов. Организовались врачебно-питательные поезда по раздаче пищи детям. Вот, например, докладная от 11 ноября 1921 года наркому соцобеспечения регистратора поезда, стоявшего около Алафузовских казарм в Казани: «Поезд стоит вдали от строений, не имеет теплового помещения для столовой и регистрации детей. Пища раздается по удостоверениям и спискам. Дети из-за нехватки помещения, получив пищу, садятся кушать на улице на сырую землю под дождем и снегом. Всего в день проходит около пяти тысяч детей. Они мерзнут, поезд слабо снабжается водой, из-за чего очередь увеличивается».
Директор Мензелинского интерната для инвалидов и сирот сообщал в Наркомсобес в июле 1921 года: «В интернате проживают и находятся на гособеспечении 350 человек, а мы вынуждены кормить около 800 человек. Дело в том, что уже с утра во двор интерната начинают подходить со стороны голодные люди, они окружают столовую, обессиленные, истощенные от голода, лежат на земле, не могут подняться на ноги. В результате и так скудные похлебки вынуждены делить на 800 и более человек. Ибо я, как человек, не могу спокойно смотреть на это душераздирающее зрелище, не смею отворачиваться от этих голодных людей.
Прошу Наркомсобес дополнительно выделить продовольствие для голодающих. В случае отказа я вынужден продолжать кормить голодных, не боясь любого наказания за это. Директор Остроумов».
1920-1922 годы были периодом становления Наркомсобеса как в Казани, так и на местах. Главный упор делали на организацию социального обеспечения инвалидов войны и трудящихся, их семей, пострадавших от стихийных бедствий, помощь семьям красноармейцев. Боролись с нищенством, проституцией и различными видами беспризорности, назначалась опека над несовершеннолетними. Для не имевших источников существования создавались дома инвалидов и дома старости, детские дома, при них организовались мастерские, где обучали ремеслам. В Казани в таких домах работали и обучались 1300 человек. Пенсионеров помещали в инвалидные дома и трудовые колонии, снабжали предметами потребления.
Дальнейшая судьба Вали Исхакова сложилась трагически: в 1929 году, будучи заместителем председателя Госплана ТАССР, он попал под репрессии – был осужден на пять лет лагерей. Он умер в 1949 году в возрасте пятидесяти лет. Вали Исхакова реабилитировали в 1969 году.
«Вставай, страна огромная...» – этот призыв в 1941-м вошел в душу каждого. А на военное положение перешел даже сугубо мирный Наркомат социального обеспечения. Вот приказ, датированный 23 июня 1941 года: «На органы соцобеспечения возложена громадная, имеющая политико-моральное значение задача. Это выдача денежных пособий семьям красноармейцев, призванных в РККА по мобилизации, так и семьям красноармейцев, уже состоящих на действительной службе».
Марьям Гайнутдинова
Тяжелейший груз работы в годы войны несла на своих хрупких плечах народный комиссар социального обеспечения Марьям Фахрутдиновна Гайнутдинова. Что касается фактов ее биографии, то она начала работать с четырнадцати лет. Училась в трех вузах – на рабфаке Казанского университета, в Казанском пединституте и в Московском промышленно-экономическом институте. Трудилась в системе Наркомфина, возглавляла обком профсоюза финансово-банковских работников. А в войну взяла на себя ответственность за социальную сферу.
Можно представить, как работали тогда органы социального обеспечения – о выходных не было и речи. Бухгалтерия наркомата, руководители общественных организаций, директора предприятий срочно производили полный расчет со всеми уходившими на войну, выдавали зарплату и выходное пособие за две недели, компенсацию за неиспользованный отпуск. При этом 40689 пенсионеров ежемесячно получали пенсию – именно такая цифра значится в архивных фондах на 1 января 1942 года. А ведь с каждым месяцем боевых действий инвалидов войны и семей погибших на фронте становилось все больше.
Наркомат открывал дома-интернаты для инвалидов войны, устраивал их на работу, обеспечивал протезами, собирал теплую одежду и подарки для бойцов. Организовывались концерты в госпиталях. В то время наркомат отвечал и за уборку дворов и улиц в Казани, и за работу подсобных хозяйств, и еще за многое другое. Ответственность была строжайшая – по законам военного времени.
В этом году отмечается 100-летие образования ТАССР. И, конечно, очень важно вспомнить всех, кто отдал все свои силы, энергию, трудовой энтузиазм на создание такого важного и нужного направления, как система социального обеспечения и социальной защиты населения республики.
Подготовила
Дилара ВАФИНА